Трудно охарактеризовать разносторонний богатый мир заслуженного художника России Виталия Николаевича Бубенцова, отражённый в его многочисленных работах. От налитых соком розовощёких яблок, как бы стремящихся выскочить из плетёных корзинок, до монументальных произведений, раскрывающих всю силу и трепетность художника. Но не только многообразие и широта тематики поражает и очаровывает зрителя. Важным в его творчестве становится, прежде всего, тонкое обаяние простоты и одновременно — глубокое проникновение в сердцевину рассматриваемого, изучаемого им явления. Во всех его произведениях, первоначально кажущихся простыми и повседневными, постепенно обнаруживается темперамент, придающий всем его произведениям особую внутреннюю, жизненную самостоятельность. И какой бы образ не выходил из под кисти художника, всегда произведениям сопутствовала внутренняя цельность, особая духовная атмосфера, которую автор тщательно выписывал, избирая тот или иной колорит. Тонкое чутьё позволяет художнику в любом красочном слое найти важные тональности, раскрывающие внутреннюю природу исследуемого предмета — будь то пахучий пушистый букет сирени, застывшие дома поселков, разнообразие и живость отображаемых на полотне людей. Неуловимая трогательность и бережность в общении со своими тематикой обусловленными произведениями вызывает особое ответное чувство у зрителя. И всегда в произведениях присутствует неотчуждённое живое присутствие художника, остро чувствуется его взгляд на описываемые им явления окружающей жизни. При этом от его полотен всегда исходит теплота, мягкость и одновременно ощущается живой темперамент, придающий любому его произведению не тихую созерцательность, а внутреннюю активность.

Ровный характер и острый взгляд художника придает любому его произведению скрытую напряжённость, будь то баба Катя, строго всматривающаяся в пучок закрученной шерсти, обращая её в жгут, или мощно раскачиваемый волнами баркас, на котором ведут суровую схватку со стихией упорно втаскивающие на борт судна переполненную сеть рыбаки в штормовках. Чёткость колористических решений подсказывает нам, что художник работает не в замкнутом пространстве, а в огромном поглощающем его мире, который так хочется охватить руками и весь без остатка втиснуть в ограниченные рамой картины.

Но мир огромен, и познание его — это не прекращающаяся ни на минуту работа, превращающая казалось бы обыденные сюжеты в яркие находки творческого поиска. Казалось бы, что может заинтересовать художника в старике, присевшем на обыденном деревянном стуле. Но удивительное сочетание усталой задумчивости с неспокойными изгибами плотно застёгнутого пальто, активно поднятой правой рукой, упирающейся локтем на спинку ступа и подпирающей голову и низко опущенной левой рукой, отдыхающей на колене. Невольно вспоминается портрет старика кисти Рембрандта: он — в другом жизненном пространстве, но что-то внутренне важное, говорящее о прожитой жизни, соединяет эти два портрета.

Какое бы живописное полотно не выходило из-под кисти художника — всегда зритель оказывался в плену острых ощущений живой действительности. Его полотна обладают мощной жизненной силой. Они притягивают к себе, заставляют всматриваться в каждую деталь, оценивать каждый поворот мысли. Зрителя увлекает не только глубина произведений художника, его хорошо узнаваемый, неповторимый почерк, но и верность традициям высокого русского искусства. Заслуженный художник России Виталий Николаевич Бубенцов бесспорно является одним из выдающихся русских художников, а неповторимость, яркость его работ давно заслуживает особого внимания многочисленных зрителей.

В.В.Селиванов, доктор философских наук, профессор, член Союза художников Российской Федерации, президент Санкт-Петербургской общественной Академии истории культуры, зав. сектором Государственного Эрмитажа.